Щоденник волинського робінзона. ДЕНЬ ВОСЬМИЙ

0
6
Щоденник волинського робінзона. ДЕНЬ ВОСЬМИЙ
Олена та Ігор Оборонови з Луцька – туристи з досвідом. Але одна з останніх мандрівок мало не коштувала їм життя.

На 14 днів ці люди опинилися сам на сам з природою. Просто вийшли на прогулянку до вулкана - і не туди звернули. Все. Потім вони бачили тільки ведмежі стежки, скелі, океан, поодиноких звірів, їли бамбук та молюсків, злизували росу з трави… і весь цей час не мали жодного зв’язку зі світом. 

Як це подружжя вижило – відомо хіба Богу. Але вони трималися завдяки неоціненним, як виявилося, знанням про секрети виживання у складних природніх умовах. Трималися. Поки мало не на останньому подиху, коли друзі давно вже поховали зниклих безвісти Оборонових, телефон не озвався рятівним сповіщенням про те, що зв’язок є…

Це був довгожданний для Оборонових турпохід на Курильські острови. Мрія мрій. Похід, що мав завершитися – дослідженням острова Ітуруп, з якого кількадесят років тому японські авіаносці рушили атакувати Перл-Харбор. До цих пір ця, згодом «орадянщена» територія – спірна. Українські туристи там в принципі – не надто бажані. Але тут перед Обороновими постала небезпека дещо іншого плану. Довелося боротися з природою. Часто – непоборною силою для рядової людини, яка з нею – віч-на-віч. 

Усі ці 14 днів Ігор Оборонов намагався писати у телефон, який вмикав час від часу, нотатки з того, що бачив, думав, пережив. Обірвані фрази. Думки. Те, чим людина хоче поділитися, коли підозрює, що це востаннє. 

Він довго потім не дивився, що тоді писав. Думав: навряд чи ці записи збереглися на карті пам’яті, яку привіз із собою до Луцька. Та втім, збереглися... Згодом, Ігор Оборонов впорядкував хаотичні записи.

Цей унікальний щоденник виживання – у серії публікацій на «Волинь24» під назвою «Щоденник волинського робінзона». Захоплююча, екстремальна і повчальна розповідь про те, як воно – наодинці з тайгою, поруч із найріднішою людиною. І - на краю життя. 

Публікуємо в оригіналі. 


Читати також: “Щоденник волинського робінзона. Лучани 14 днів провели віч-на-віч із тайгою, ведмедями та голодом. ДЕНЬ ПЕРШИЙ”

Читати також: “Щоденник волинського робінзона. ДЕНЬ ДРУГИЙ”

Читати також: “Щоденник волинського робінзона. ДЕНЬ ТРЕТІЙ-ЧЕТВЕРТИЙ”

Читати також: “Щоденник волинського робінзона. ДЕНЬ П’ЯТИЙ-ШОСТИЙ”

Читати також: “Щоденник волинського робінзона. ДЕНЬ СЬОМИЙ”


Пройти кедровый стланник - это как сдать на черный пояс по дикому туризму
Пройти кедровый стланник - это как сдать на черный пояс по дикому туризму


ДЕНЬ ВОСЬМОЙ: ПОСТОЯННО ПУЛЬСИРОВАЛА МИСЛЬ, ЧТО ОДИН ИЗ НАС НЕ УВИДИТ РАССВЕТА. А ГДЕ-ТО В УКРАИНЕ ЖАРА, ИЮЛЬ...

(Нагадаємо, Ігор та Олена Оборонови опинилися наодинці з тайгою на острові Ітуруп (Курильскі острови). Вони пішли на прогулянку до вулкана і звернули з дороги, а відтак заблукали. Сім днів боротьби з природою за виживання. Ведмеді. Голод. Дощ. Помалу нищаться одяг та взуття. Від холоду починаються хвороби. Дивом вдається знаходити, чим підживитися. При цьому вони невпинно йдуть через хащі з бамбука, кедрового стланика. І постійно чують дивну музику...)

Туман немного рассеялся и с ближайшего хребта, уходящего в океан, мы попытались рассмотреть берег. Дальние утесы бесконечной чередой терялись в дымке, на западной стороне острова местами проглядывались вершины вулканов, все кругом было заросшим традиционным непроходимым бамбуком вперемешку со стлаником и какими-то карликовыми деревьями, покореженными ветрами.

Неожиданный сильный порыв ветра из глубины ущелья, разрезавшего берег прямо перед нами, еще больше разогнал белую пелену над берегом и мы заметили неподалеку склон, который, как нам показалось, был достаточно пологим, чтобы по нему можно было спуститься к прибою. Дождавшись, пока догорят последние ветки, и еще немного погрев руки, мы собрали лагерь и стали продираться к намеченной цели.

На первых же ста метрах марш-броска наши штаны и обувь вновь промокли до последней нитки из-за капель росы, покрывавшей все вокруг. Ветер выдул из нас все тепло и всю волю куда-либо идти. Это была очередная катастрофа.

***

Мы молились, чтобы Господь послал нам теплые дни, чтобы мы могли идти, не затрачивая усилий на согревание, чтобы мы не мерзли и не дрожали, как осиновые листы.

Шли последние дни июня. Где-то далеко дома, в Украине, стояла жара. Люди изнывали от зноя, собирались на моря в южные края. Но на Итурупе все было не так. Вроде и широта Одессы, но уже вторую неделю температура здесь не поднималась днем выше, думаю, градусов десяти – это в лучшем случае, а ночью падала в зависимости от ветра и влажности еще градусов на пять. По крайней мере, по моей субъективной температурной шкале.

Мы молились. Каждую секунду, каждую минуту. Но молитвы пока были тщетны.

***

Начав спуск по замеченному ранее склону, мы угодили в русло ручья и, уже не обращая внимания на грязь, заливающуюся в ботинки, и падения на острые камни, еще около получаса спускались к океану.
Лене я сказал, что уже готов есть любые ракушки, любых моллюсков, если мы их где-нибудь найдем. Сырыми.

Порог отвращения исчез и я готов был проглотить все, что пошлет нам море. Но безжизненные камни, переворачиваемые приливом, равнодушно гремели под волнами.

Мы немного походили по берегу в поисках добычи и, не найдя ничего, кроме жесткой просоленной морской капусты, принялись разводить костер.



***

Было так холодно, что, поснимав мокрые штаны, мы кофтами стали обкручивать ноги, чтобы как-то согреться. Но ходить так не получалось и тогда Лена сделала себе юбку, а я в рукава кенгурушки засунул ноги, застегнул замок и подвязался ремнем. Капюшон болтался внизу, вид был комичный, но нам же не медведей надо было очаровывать. Зато тепло сразу дало о себе знать. Зябкость от того, что находишься в одной футболке, без кофты, в мокрой куртке компенсировалась теплом в ногах. Лена последовала моему примеру.

Возле большого прибрежного камня мы развели костер, благо вокруг валялось огромное множество выброшенных прибоем палок и досок, развесили штаны над огнем на длинных жердях и немного повеселели. Даже сделали несколько фотографий, но скоро пошел дождь, крупные капли которого стали быстро менять цвет окружающих нас булыжников.
До обеда мы сидели возле костра, прячась за камень от порывистого океанского ветра, но после полудня погода ни на грамм не улучшилась и перспектива пройти до конца дня серию утесов постепенно поблекла и исчезла. Мокрыми мы уже были не ходоки. Вместо того, чтобы расходовать силы на ходьбу, мы их тратили на согревание. Ничего съестного мы так и не нашли и спасти нас могло только солнце. 

Обидно было принимать тот факт, что мы потеряли впустую еще один день.

***

Налетевший шквал погасил костер и пришлось вновь по чуть-чуть воскрешать огонь. Лена низко присела и стала дуть на перемигивающиеся бегающими красными огнями угли. И вдруг: «БА-БАХ!!!»

Наш очаг, выложенный по окружности небольшими камнями, с грохотом разлетелся в разные стороны. Осколок одного из них впился Лене то ли в ногу, то ли в руку. Как уцелели ее глаза и лицо, так и осталось непонятным. Таким себе чудом. Мы были в ступоре.

Порывшись в костре, мы обнаружили в нем множество острых осколков от взорвавшегося камня. Уже потом, когда мы спрашивали местных знатоков, нам сказали, что действительно встречаются фрагменты породы, которые взрываются в кострах. То ли в них какие-то вулканические газы остаются, то ли происходит некая химическая реакция, я не знаю.

Но точно знаю, что нам тогда крупно повезло.

***

Понимая, что возможности идти больше нет, мы стали изучать пляж. Это место абсолютно не подходило для ночного лагеря.

Волны начавшегося прилива докатывались так близко, что мы чувствовали каждое их дыхание. Утесы надменно и грозно преграждали нам путь наверх. Внутренний протест плющил - осознание того, что эти скалы ставят точку в твоей жизни, бесило и раздирало. Оставался только ручей, по которому мы сюда пришли. Лена настояла на варианте, что мы выкопаем в склоне его русла пещерку, чтобы спрятаться от ветра и прямых потоков дождя. Я немного поругался, но все же согласился.

Мы сходили на разведку и выбрали место, подходящее для такого плана. Оставалось только три проблемы: прямо над ним шла натоптанная  медвежья тропа, грунт состоял из смеси почвы и камней разного размера (от спичечного коробка до огромного арбуза), дров рядом практически не было. Но мы начали действовать.

***

Сперва я и Лена подобрали два обломка пластиковых рыбацких поплавков, сгребли на них все дымящиеся угли, собрали несколько хороших головешек и быстро, под дождем, понесли эти сокровища на место нового лагеря. На дворе стоял 21 век. Где-то над головой летали спутники, где-то за этим океаном люди обсуждали новый айфон, Маск презентовал какой-нибудь новый электромобиль, а мы…

На дворе стоял 21 век новой, но никак не нашей с Леной эры.

Для нас и для каких-нибудь умба-юмба с далеких островов это был скорее 21 век той, прошлой эры, где нет толку от самсунгов и майкрософтов. Где ценность момента определяется характером русла ручья, состоящего из сплошных валунов. Поднимая угли наверх, нам приходилось выполнять акробатические трюки, дабы не рассыпать их и иметь шансы на спасение. Такая задача с переносом была крайне важна для нас, поскольку запас бензина практически иссяк и не факт, что его бы хватило на разведение нового костра. Мы и так с тревогой ожидали, что будет,  когда бензин закончится.

На середине подъема жар растопил пластик и куски поплавков буквально поплыли в наших руках. Операция была под угрозой. Мы чуть не голые руки подставляли, спасая угли. Наконец цель была достигнута и мы стали раздувать огонь на новом месте. Вскоре первые языки пламени уже облизывали собранный рядом хворост. Ветки шипели,
отдавая влагу, и постепенно загорались.

Моя гордость - нора, вырытая ножем прямо под медвежьей тропой.
Моя гордость - нора, вырытая ножем прямо под медвежьей тропой.


***

Взяв охотничий нож, я снимал слои земли с каждого камня в будущей пещере. Искал проемы между ними, обкапывал и вынимал наружу. Было страшно, что стены или потолок завалятся, приходилось осторожно щупать каждый камень, выясняя точки его опоры.

Когда пещерка достигла такого размера, что в нее мог поместиться один человек, я остановился. Постоянно пульсировала мысль, что ночью под давлением верхних слоев камни обвалятся и, один из нас, спящий внутри укрытия, уже не увидит рассвета. Вид мой был просто ужасен. Мои руки, одежда, ботинки были полностью залеплены коричневой грязью. Я копал, стоя на коленях в жиже, в которую превращалась вынутая земля, смешиваясь с дождевой водой. Лишнюю породу я голыми руками стягивал вниз, в ручей. Несколько часов работы превратили мою одежду в материю, напрочь пропитанную грязью. Кожа на пальцах лопалась от такой работы. Но ночлег в укрытии все же был обеспечен.

***

Тем временем Лена собирала по руслу ручья дрова. Она, шатаясь от усталости, таскала стволы деревьев, собирала ветви, поддерживала огонь, который мы перенесли с океана.

К вечеру мы оба выдохлись окончательно. Медленно передвигаясь, экономя дыхание и силы,  я ходил по берегу и собирал выброшенные океаном ветки на несколько больших куч. Я их называл складами. Лена спустилась мне помогать.

До полной темноты мы, зажав зубами фонарики, переносили склады, перебрасывая палки одну за другой все выше и выше по руслу, чтобы не ходить бесконечно вверх-вниз. На половину ночи мы себя топливом обеспечили, но больше носить и ходить уже не было сил. Решили, что либо будем спать без костра, когда закончатся дрова, либо сходим за ними ночью, немного отдохнув. 



***

Лена первая залезла в выкопанное убежище и отключилась. Я же до утра сидел,  растягивая по максимуму запасы дров. Медведи не беспокоили, не было слышно даже хруста веток под их лапами и когда стало светать, я донес с нижнего склада с десяток охапок веток, разбудил Лену и заснул.

Начинался девятый день.

Я спал, морщась от боли в правом глазу - пламя обожгло ночью роговицу и, получив ожог, я на целый день утратил способность нормально видеть.

(Далі буде).


Підготувала Олена ЛІВІЦЬКА.

Якщо Ви зауважили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter для того, щоб повідомити про це редакцію
6
Загрузка...

Коментарі:


  • Статус коментування: премодерація для всіх
Коментарі, у яких порушуватимуться Правила, модератор видалятиме без попереджень.

© 2016. Усі права захищені. Повна або часткова перепублікація матеріалів можлива лише за дотримання таких умов: 1) гіперпосилання на «Волинь24» стоїть не нижче другого абзацу; 2) з моменту публікації на «Волинь24» минуло не менше трьох годин; 3) у кінці матеріалу на «Волинь24» немає позначки «Передрук заборонений».