Щоденник волинського робінзона. ДЕНЬ П’ЯТИЙ, ШОСТИЙ

0
5
Щоденник волинського робінзона. ДЕНЬ П’ЯТИЙ, ШОСТИЙ
Олена та Ігор Оборонови з Луцька – туристи з досвідом. Але одна з останніх мандрівок мало не коштувала їм життя.

На 14 днів ці люди опинилися сам на сам з природою. Просто вийшли на прогулянку до вулкана - і не туди звернули. Все. Потім вони бачили тільки ведмежі стежки, скелі, океан, поодиноких звірів, їли бамбук та молюсків, злизували росу з трави… і весь цей час не мали жодного зв’язку зі світом. 

Як це подружжя вижило – відомо хіба Богу. Але вони трималися завдяки неоціненним, як виявилося, знанням про секрети виживання у складних природніх умовах. Трималися. Поки мало не на останньому подиху, коли друзі давно вже поховали зниклих безвісти Оборонових, телефон не озвався рятівним сповіщенням про те, що зв’язок є…

Це був довгожданний для Оборонових турпохід на Курильські острови. Мрія мрій. Похід, що мав завершитися – дослідженням острова Ітуруп, з якого кількадесят років тому японські авіаносці рушили атакувати Перл-Харбор. До цих пір ця, згодом «орадянщена» територія – спірна. Українські туристи там в принципі – не надто бажані. Але тут перед Обороновими постала небезпека дещо іншого плану. Довелося боротися з природою. Часто – непоборною силою для рядової людини, яка з нею – віч-на-віч. 

Усі ці 14 днів Ігор Оборонов намагався писати у телефон, який вмикав час від часу, нотатки з того, що бачив, думав, пережив. Обірвані фрази. Думки. Те, чим людина хоче поділитися, коли підозрює, що це востаннє. 

Він довго потім не дивився, що тоді писав. Думав: навряд чи ці записи збереглися на карті пам’яті, яку привіз із собою до Луцька. Та втім, збереглися... Згодом, Ігор Оборонов впорядкував хаотичні записи.

Цей унікальний щоденник виживання – у серії публікацій на «Волинь24» під назвою «Щоденник волинського робінзона». Захоплююча, екстремальна і повчальна розповідь про те, як воно – наодинці з тайгою, поруч із найріднішою людиною. І - на краю життя. 

Публікуємо в оригіналі. 


Читати також: “Щоденник волинського робінзона. ДЕНЬ ПЕРШИЙ”

Читати також: “Щоденник волинського робінзона. ДЕНЬ ДРУГИЙ”

Читати також: “Щоденник волинського робінзона. ДЕНЬ ТРЕТІЙ-ЧЕТВЕРТИЙ”

Одежда начинает расползаться по ниткам
Одежда начинает расползаться по ниткам


ДЕНЬ ПЯТЫЙ: ТОЧНО МОГУ СКАЗАТЬ, ЧТО ОСЬМИНОГ НАМ СПАС ЖИЗНЬ

(Нагадаємо, Олена та Ігор Оборонови під час прогулянки островом Ітуруп (Курильські острови) звернули з дороги, а відтак опинилися сам на сам із дикою природою. Попри величезний досвід походів, вийти до людей подружжю не вдалося. Вони пережили вже кілька ночей у тайзі та зустріч із ведмедями. Вони невпинно рухаються через численні перепони: бамбукові зарослі, скелі, водоспади, тощо. Їжа закінчилася. Води - нема. Позаду - одна з найстрашніших ночей. Рятує Оборонових знайдена туша восьминога, якого вони смажитимуть на вогні...)

За час нам удалось пройти всего метров двести. Понимая, что в таком состоянии идти не вариант, мы подыскали площадку под лагерь, на которой было достаточно  старого стланика, чтобы сутки можно было поддерживать костер.

Дождь прекратился. Израсходовав изрядную долю бензина, нам удалось разжечь сначала слабенький, тщедушный, но постепенно все более крепнущий огонь.

Процесс обсушки занял несколько часов. Поворачиваясь к костру разными сторонами, мы сушили прямо на себе штаны, кофты, куртки. Ботинки лежали слишком близко к огню и мы их изрядно подпортили. Даже испугались - без крепкой обуви шансов выйти у нас не было. Носки тоже сожгли до дыр. Пришлось делать портянки из банданы и походного полотенца. Прикольно получилось, но хлопотно и ненадежно.

***

Дым от сырого стланика настолько выедал глаза, что началось их воспаление. Но мы продолжали буквально сидеть в костре, ловя каждую килокалорию в попытке согреться и высохнуть. Скоро опять пошел дождь.  Пришлось еще быстрее собирать хворост, ломать живые ветви, чтобы они успевали подсыхать и огонь не погас. Под  падающими каплями одежда вновь быстро намокала, и приходилось крутиться вокруг пламени, чтобы более-менее равномерно подсыхать.

Это был бесконечный процесс. А сбор топлива приводил к тому, что я опять становился мокрым до нитки. К обеду дождь немного успокоился и мы занялись жаркой осьминога на прутиках из бамбука. После костра кусочки, оставшиеся от жителя морей, становились в несколько раз меньше, но все равно это был настоящий пир.

Настроение резко улучшилось, желудки хватали еду с жадностью и свирепостью хищников. Щупальца, подгоревшие на костре, немного горчили, но это было неважно. Половину запасов мы съели сразу, пополнив израсходованные за последние дни силы, половину пожарили и оставили на следующие два дня.

Точно могу сказать, что этот осьминог спас нам жизнь. Штук двадцать орехов и немного кураги мы приберегли на потом.

Отдыхать после спасительной трапезы мы ложились по очереди, стараясь отключиться и поспать. Было холодно и сыро, лежать приходилось, свернувшись калачиком,  на расстеленном рюкзаке возле костра прямо под дождем, который все равно беспокоил нас время от времени. 



***

В ближайших зарослях удалось собрать молодые побеги бамбука. Будучи незадолго до этих событий в Китае, мы видели, как панды едят их сырыми. Это Лене день-два пришла в голову идея им подражать. Получилось!!! Вкус ростков был очень похож на сырую кукурузу. Очень классный, но ему присуща весьма заметная горечь. От нее жажда, появившаяся после жареных щупалец, только усилилась многократно.

С питьевой водой было туго. Запас в бутылке заканчивался, и нам приходилось собирать дождевую воду,  расстилая пакеты и накидку от рюкзака на траве. Воды хватало на несколько глотков, но и это был результат. Пепел от костра падал вместе с дождем и собранная вода имела привкус дегтя. 

***

Лена начала экспериментировать с запеканием побегов в углях. Запекала она и черемшу. После такой процедуры молодой бамбук терял горечь, становился сладковатым и мягким. Вытаскивая из жара его ростки, мы срывали жесткие, обуглившиеся листья и жадно поглощали парующую горячую мякоть.

Это была маленькая, но очень ощутимая победа в бесконечной цепочке поражений, которые нас преследовали последние дни. Мы постепенно учились выживать. Как маугли... Как айны...

В целом пятый день прошел спокойно, ночь тоже.

Моя гордость - нора, вырытая ножем прямо под медвежьей тропой.
Моя гордость - нора, вырытая ножем прямо под медвежьей тропой.


ДЕНЬ ШЕСТОЙ: “КРАСОТА ОЧЕНЬ ВЫСОКОГО УРОВНЯ. ОЧЕНЬ КРУТАЯ. КРАСОТА, ГРАНИЧАЩАЯ СО СМЕРТЬЮ”

На утро шестого дня мы, хоть и черные от дыма и мокрые от дождя и тумана, но все же отдохнувшие, собрали наши скромные пожитки в виде промокшего фотоаппарата, фонариков, бутылки с бензином, пакетиков с остатками орехов и сушенных абрикос,  жареных кусочков осьминога, запаса побегов бамбука и двинулись в путь.

От обильной росы мы мгновенно опять промокли насквозь, но тепло от движений немного согревало нас. Погода была сырая, туманы закрывали от взгляда берег и утесы. Мы искали возможности спуститься к океану, поскольку идти по утесам была невероятно сложно.

Хитросплетения ветвей стланика то и дело перегораживали нам дорогу. Приходилось залазить на них и идти, подобно киношным аватарам, по вершинам карликовых деревьев, хватаясь за хвою и балансируя на гибких горизонтально растущих стволах. Трехметровый бамбук словно издевался над нами, наставляя на нас свои копья.

Время от времени мы находили медвежьи тропы, которые вели нас над обрывами по отвесным кручам, по каменистым осыпям, по красноватой жирной жиже, облепливающей скалы. Несколько раз я проваливался в медвежьи берлоги, спрятанные на склонах и в ужасе, цепляясь за все, что угодно, как можно быстрее из них выбирался. Нам каждый раз везло - хозяев не было дома, хотя в такую погоду эти гиганты любят полежать в укрытии.

Особенно мы боялись попасть на медведицу с медвежатами - это дама нас бы уже точно не отпустила...



***

Риски были сумасшедшие. Крутые откосы, которые мы преодолевали, заканчивались десятками метров вертикальных скал, внизу которых либо плескался океан, либо торчали куски лавы.

Мы ползли по стенам,  молясь, чтобы не сорваться. Раз Лена все-таки полетела вниз, кувыркаясь через голову. Услышав ее крик, я прыгнул за ней, но поймал ее, когда она уже зацепилась за уступ. Это было как в кино, только это была жизнь. Смерть заглянула прямо Лене в душу. Испуг, когда ты становишься неуправляем и летишь вниз камнем, потряс ее. Мы продолжили путь, но через полчаса столкнулись с чем-то совсем невообразимым.

Кислотный водопад
Кислотный водопад


***

Когда, растянувшись животами на почти отвесной стене очередного мыса, мы вылезли на окаменевшую осыпь, сверху из-за огромного валуна, расположенного метров на двадцать выше, прямо на нас понесся плоский камень диаметром с полметра. Он катился с таким шумом, что я в страхе подумал, будто начался обвал и замер, не зная, куда прятаться.

Мы находились на абсолютно голом щите, ощущая всю ничтожность наших размеров в сравнении с горой. И мы застыли.

Доли секунды растянулись многократно. Пока из-под подошв ботинок вниз катились мелкие камешки, а пальцами рук мы еле держались за небольшие неровности поверхности, мозг лихорадочно перебирал варианты. Между нами было метра три. Каким-то чудом бешено вращающийся и подпрыгивающий на склоне камень несся именно в интервал между мной и Леной. Каждому из нас хватило отползти по полметра в сторону, чтобы пропустить мимо этот снаряд вместе со свитой его осколков.

***

Мы еле перевели дух, но через еще парочку секунд оказались свидетелями и участниками просто ошеломляющего события. Это оказался не просто такой себе естественный обвал.

Хитрый, не желающий представиться, медведь, засевший за уступом наверху, открыл сезон боулинга. Он и запустил в нас ту каменюку. И еще четыре раза сваливал камни, пытаясь выбить нас с его, видимо, тропы, как кегли на дорожке в городском клубе. Каждый раз он промахивался, а мы тем временем стали быстро уползать по склону за хребет соседнего мыса. Попав в безопасное место, мы перевели дух. У нас был просто культурно-эмоциональный шок...



***

Спуститься к океану нам удалось только ближе к вечеру, часам у шести. По обрывистому ручью нам удалось скатиться вниз, на каменистый берег. Только тогда мы смогли позволить себе немного расслабиться и, бредя по прибою, на ходу поесть кусочки осьминога, запивая их водой из текущих в океан ручейков.

Двигаться по берегу, сплошь заваленному округлыми камнями размером с футбольный мяч, было сложно. Камни постоянно переворачивались, мы падали, рискуя получить перелом. Но окружающая нас природа была настолько красива, что даже в таком состоянии мы часто останавливались, чтобы полюбоваться ею.

Множество водопадов сбегало с окружающих нас гор. Рваные куски тумана летели то вверх, увлекаемые бризом, то возвращались назад, встречая более сильные ветра на вершинах. Потоки застывшей лавы имели настолько фантасмагорические формы, как будто мы попали в мастерскую скульптора-абстракциониста с неограниченной фантазией.

***

Вскоре идти стало совсем тяжело. Все чаще приходилось перелазить через многоэтажные завалы вулканической породы.

Мы и так постоянно замечали для себя, что захвативший нас в плен остров день за днем открывает нам все более новые, доселе невиданные картины и пейзажи, но вместе с ними подбрасывает дополнительные и непредсказуемые трудности и опасности. Красота была очень высокого уровня. Очень крутая. Очень суровая. Красота, граничащая со смертью.

Казалось, что все мои тридцатилетние мечты узнать, исследовать Итуруп, та Личность, которая управляет островом, решила вдруг реализовать в полном объеме в максимально сжатые сроки. Пакет «Безлимитный» - бери, пожалуйста. Но за высокую цену.

Я постоянно думал об этом, я чувствовал, что так оно и есть. Но не готов был платить. А выбора уже не было, демоверсия перешла в полноценную игру на выживание...

***

Ближе к вечеру камни и валуны сменились длинным песчаным пляжем. Идти стало веселей, но следы медведицы с медвежонком сильно обеспокоили нас. Мы шли, постоянно озираясь по сторонам. На носу были сумерки,  а мы никак не могли найти защищенное место для ночлега. Особенно было важно, чтобы рядом были дрова. Шли быстро, рыща вокруг глазами.

Неожиданно, при подготовке к переходу через очередную впадающую в океан реку, я услышал, как Лена воскликнула: "Собака, собака!" У обоих сразу мелькнула мысль: "Собака?  Значит рядом люди!". Я вскочил на ноги, пытаясь увидеть  ее, но уже через секунду Лена закричала: "Это медведь!!!".

А этот мохнатый просто залез на валун, под которым мы устроили привал. Увидев нас и послушав все, что мы ему накричали, он лениво перешел ручей и залез на соседний склон, всем своим видом показывая, что хозяин здесь он. Так и сидел, глядя прямо на нас и ж
А этот мохнатый просто залез на валун, под которым мы устроили привал. Увидев нас и послушав все, что мы ему накричали, он лениво перешел ручей и залез на соседний склон, всем своим видом показывая, что хозяин здесь он. Так и сидел, глядя прямо на нас и ж


***

Метрах в ста от нас по другую сторону речки, по пляжу прямо на нас несся мохнатый зверь. Расстояние между нами сокращалось молниеносно.

Мы начали кричать что-то, при этом я еще правой рукой размахивал дубиной. Левой же лихорадочно шарил по карманам в поисках газового балончика и фальшфайера. Когда между нами и медведем оставалось несколько десятков метров, животное неожиданно затормозило, принюхалось к ветру и, резко развернувшись, понеслось прочь с той же скоростью, с какой летело на нас. Мы опешили, еще немного поулюлюкали и, перейдя реку, продолжили путь. И очень скоро попали на дровяной клондайк.

Берег был просто устелен огромным количеством отбеленных, обкатанных прибоем дров, настолько высушенных на солнце, что даже льющиеся последние дни дожди не смогли их испортить. Мы быстро определились с местом стоянки, найдя нишу в земляном склоне, ограничивающем берег, за час натаскали столько дров, что нам их хватило на целую ночь на два костра.

Первый костер мы разожгли, чтобы греться,  прямо в песчаной выемке, в которой решено было отсиживаться. Второй я разжег чуть дальше, на медвежьей тропе для сигнализации хозяевам острова - боялся, что кто-нибудь из них неожиданно появится и для себя, и для нас, из-за ближайшего пригорка прямо в нашем лагере.

Сакура...
Сакура...


***

Это была одна из наших самых лучших ночевок. Класса люкс.

Дров было столько, что экономить их не было смысла. Горели они замечательно, далеко освещая все вокруг. Дым не был таким едким, как у горящего стланика, и глаза не воспалялись. Мокрую землю я застелил охапками травы, скошенной охотничим ножом. А для дежурного у костра умудрился соорудить из досок подобие трона.

Даже дождь, начавшийся вместе с приходом темноты,  не смог испортить нам отдых. Голодные, измотанные, но счастливые,  что имеем временный дом, мы по очереди спали и по очереди смотрели за кострами.

К утру седьмого дня мы готовы были идти дальше.

(Далі буде).

Підготувала Олена ЛІВІЦЬКА.

Передрук заборонено.

Якщо Ви зауважили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter для того, щоб повідомити про це редакцію
5

Коментарі:


  • Статус коментування: премодерація для всіх
Коментарі, у яких порушуватимуться Правила, модератор видалятиме без попереджень.

© 2016. Усі права захищені. Повна або часткова перепублікація матеріалів можлива лише за дотримання таких умов: 1) гіперпосилання на «Волинь24» стоїть не нижче другого абзацу; 2) з моменту публікації на «Волинь24» минуло не менше трьох годин; 3) у кінці матеріалу на «Волинь24» немає позначки «Передрук заборонений».

assignment help